Вышла биография Берни Экклстоуна на русском языке. F1Top.ru публикует отрывок из книги » Формула 1 на F1Top.ru - Первый автоспортивный
Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  |  RSS
О проекте  |  Контакты
Поиск по сайту:
Разделы сайта

Наш опрос
Кто станет чемпионом мира 2016 года?

Льюис Хэмилтон
Нико Росберг
Себастьян Феттель
Кими Райкконен
Кто-то другой


Ежедневник
«    Апрель 2012    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 




» Вышла биография Берни Экклстоуна на русском языке. F1Top.ru публикует отрывок из книги
автор: Михаил Смирнов | 10 апреля 2012, 12:52
Формула 1. История главной автогонки мира и ее руководителя Берни ЭкклстоунаБерни Экклстоун – личность, которая вызывает, пожалуй, наибольший интерес в паддоке Формулы 1. Жизнь главного промоутера чемпионата полна загадок и тайн, но сегодня у нас есть возможность узнать правду. В издательстве "Альпина Бизнес Букс" выходит книга "Формула-1. История главной автогонки мира и ее руководителя Берни Экклстоуна".

Автором книги, уже ставшей в Великобритании бестселлером, является известный специалист по разоблачениям и поиску компромата Том Бауэр. Эта биография носит неофициальный статус, однако позволит болельщикам узнать немало интересного из прошлого одного из самых влиятельных людей в гоночном мире.

Продажи издания в России начнутся 10 апреля, и сегодня у читателей F1Top.ru есть возможность познакомиться с небольшим отрывком из книги "Формула-1. История главной автогонки мира и ее руководителя Берни Экклстоуна".

Воскресным вечером Экклстоун уже был в Лондоне. От постоянных звонков, сообщений и факсов с требованием отставки Мосли просто некуда было деться. Он понял, что тот уже труп.

– Тебе придется уйти, – объяснял он другу той ночью.

– Ни за что, – не желал сдаваться Мосли.

Экклстоун решил чуть разрядить обстановку и согласился дать интервью «Дейли телеграф». Он объяснил: Мосли сейчас испытывает колоссальное давление, и никто в мире «Формулы-1» не понимает, почему он не подал в отставку в первые же сутки. «Жаль, ведь теперь с ним не будут иметь дело», – заметил Экклстоун. Впрочем, надеясь смягчить свою речь, он добавил: «Макс не заслуживает такого наказания».

Интервью вышло 31 мая, и Мосли перестал отвечать на его звонки, чем ужасно обидел Экклстоуна. Он считал, что товарищ к нему несправедлив. Мосли приобрел благодаря их дружбе куда больше, чем Экклстоун. Они действовали сообща, пока это было выгодно президенту ФИА, а теперь он вдруг обиделся, не желая посмотреть правде в глаза.

Мосли, конечно же, думал иначе.

Следующая гонка была в Монреале, и Экклстоун полетел туда через Нью-Йорк, чтобы встретиться с Монтеземоло. «Формула-1» привлекала все больше зрителей. Господству «Феррари» противостоял «Макларен» с Льюисом Хэмилтоном. Победа англичанина в Монако чуть укрепила пошатнувшиеся позиции Рона Денниса. На встрече в баре отеля «Сент-Реджис» они обсуждали финансовые дела, но коснулись и судьбы Мосли.

– Нужно убедить Макса уйти в отставку, – сказал Экклстоун.

Монтеземоло колебался.

– Не мне решать судьбу Макса, – ответил он, – и не мне осуждать его за безнравственность. Пусть сам решит.

Экклстоун рассчитывал на другой ответ.

Дальше он отправился в Монреаль, где его ждал неприятный разговор. Гонка «Формулы-1» была важнейшим событием в жизни Канады: она ежегодно собирала 300 тысяч зрителей и приносила в казну города 50 миллионов долларов, однако организаторы уже три раза пропустили срок внесения очередного платежа. Экклстоун предупредил, что если долг в 30 миллионов долларов не будет погашен, то в 2009 году гонка не состоится. В Канаде к тому моменту Экклстоуна прозвали «Почкой» – потому что он был «словно камни в почках». В конце концов, он дал канадцам время до октября. При этом, как показалось Экклстоуну, они не очень-то поверили его угрозам.

Второй ультиматум был предъявлен Мосли по телефону:

– Лука сказал, что ты должен уйти.

Мосли был вне себя. Он-то слышал, как Фрэнк Уильямс сказал Экклстоуну: «История с Максом нас не касается». Теперь он позвонил секретарю Монтеземоло. Итальянец отрицал, что они с Экклстоуном пришли к соглашению об отставке президента ФИА, и Мосли предпочел поверить Монтеземоло.

– Тебе надо уйти в отставку, – настойчиво твердил Экклстоун.

– Это решать членам ФИА.

– Ты проиграешь. Это будет полнейшее унижение.

– Пусть голосуют.

Ассамблея ФИА должна была собраться в Париже 3 июня. «Преданность – это не про Берни», – сокрушался Мосли. День ассамблеи подвел черту под их долгой и нерушимой дружбой. Они не разговаривали еще несколько недель, однако Мосли надо было отдать должное: ассамблея поддержала его ста тремя голосами против пятидесяти пяти. Пришло его время продемонстрировать свою власть.

Мосли осмелел и тут же ввел меры по снижению расходов, а также ряд поправок в технический регламент. Монтеземоло объявил ему войну: «Так дальше продолжаться не может. Макс совсем из ума выжил». Все команды разделяли его возмущение. Шлюхами и нацистской формой никого не удивишь, но когда Мосли осмелился не просто указывать богатым корпорациям, как тратить деньги, но еще и пригрозил прислать аудиторов, которые станут проверять их расходы – тут уж все возмутились.

– Ты убиваешь саму идею «Формулы-1». Сокращать расходы слишком жестоко, – заявил ему Монтеземоло.

Экклстоун был в нерешительности.

До марта Монтеземоло и не подозревал, что между Экклстоуном и Мосли могут существовать какие-то мутные финансовые отношения, однако их «стратегическое партнерство» заинтересовало итальянца. Раньше команды бесконечно ссорились из-за разных технических нюансов, облегчая жизнь Экклстоуну. Теперь же, как показалось Монтеземоло, тот скорее противился нововведениям президента ФИА, считая их «непонятными и ненадежными».

Мосли обиделся на критику и без предупреждения запустил при содействии «Уильямса» «Формулу-2» – аналог серии GP2, которую Бриаторе создал при поддержке Экклстоуна и потом продал «Си-ви-си». Машины «Формулы-2» лишь чуть меньше, чем в «Формуле-1», но при этом гораздо дешевле. На них тренируются пилоты команд, а также те, кто мечтает пробиться в «королевские автогонки». Бриаторе планировал, что гонки GP2 принесут за год около 1,5 миллионов евро, однако сконструированные Адамом Парром болиды «Уильямс» стоили 300 тысяч евро. Экклстоун даже не пытался скрыть свой гнев: «Он специально угробил неплохой бизнес – лишь бы мне навредить». Мосли хранил ледяное спокойствие. Его совершенно не заботили прибыли Бриаторе.

Экклстоун никак не мог решить свою дилемму. Сначала он хотел помириться с Мосли. Экклстоун даже сам связался с Эдом Горманом и опроверг слухи, будто бы именно он стоит за газетными разоблачениями: «Я здесь ни при чем. Вы, наверное, шутите. К тому же, это совершенно не в моем стиле – я бы так никогда не поступил. Ну и наконец, я ни за что в мире не пожелал бы зла Максу».

Однако вскоре поползли слухи, что Мосли планирует перераспределить денежные потоки «Формулы-1» не в пользу Экклстоуна. Тот никак не мог дозвониться до бывшего союзника – Мосли бросал трубку, едва услышав его голос. Тогда Экклстоун объявил: «Подписавшись под решением Европейской комиссии, ФИА яснее ясного дала понять, что является руководящим органом всего автоспорта. К деньгам они вообще отношения не имеют. Если Макс придет и скажет дать командам больше денег, я пошлю его к черту. Пусть занимается своими делами».

Впрочем, даже в гневе Экклстоун разоблачал заговоры против старого друга. В интервью «Таймс» он сказал: «Еврейское лобби контролирует большую часть денег в “Формуле-1” – где-то напрямую, где-то нет. Оно не желает иметь президентом ФИА такого человека, как Макс».

«Разрыв» Мосли с Экклстоуном вызвал множество слухов. Многочисленные враги президента ФИА увидели отличную возможность заодно ударить и по Экклстоуну. Громче всех кричал Джон Хауэтт. Глава «Тойоты» вместе с Роном Деннисом и остальными боссами команд требовал, чтобы новый «Договор согласия» заключался на тех же условиях, что и барселонский «Меморандум о взаимопонимании».

Хауэтт не любил Мосли за «постоянные изменения в техническом регламенте», а Экклстоуна – за вечную путаницу. «Со времен Барселоны, – жаловался он Мосли, – Берни постоянно увиливает. Нам это надоело». Вместо хаоса он хотел видеть четкую управленческую структуру и жаловался: «От меня требуют, чтобы “Формула-1” приносила прибыль, но сколько я ни говорю с Берни – все остается по-прежнему».

Мосли в открытую ругал Экклстоуна, а тот, в свою очередь, подливал масла в огонь и ругал Мосли. «Я не хочу воевать с Максом, – сказал он Хаэтту. – Надеюсь, и он тоже не хочет. Но если начнется война, мы будем защищаться».

Сложилась абсурдная ситуация. «Си-ви-си» отказывалась перечислять командам деньги, пока не будет принят «Договор согласия». Команды его уже подписали, но Мосли тянул, поскольку в этом случае лишился бы своего права контролировать расходы и по собственной воле менять технический регламент. Не подписывал его и Экклстоун, потому что ему вообще не нужен был никакой договор, а если уж его непременно надо заключать – то только до 2015 года. Все три стороны винили друг друга. Пока «Договор согласия» не был заключен, власть по-прежнему оставалась в руках ФИА. Порядка становилось все меньше, терпение подходило к концу – в первую очередь, у производителей.

Руководству «Тойоты» в Токио не нравилось, что Экклстоун особенно не пытался подружиться с их корпорацией, а Мосли они вообще не доверяли. После решений президента ФИА по шпионскому скандалу, гонке в Индианаполисе и еще ряду эпизодов с участием «Бенеттона», «Феррари» и «Рено» японцы разочаровались в «Формуле-1». Видя реакцию Мосли на статью в таблоиде, они задумались, стоит ли вообще содержать свою команду.

Смущало руководителей корпорации и недоверчивое отношение Экклстоуна к производителям, которого тот совершенно не скрывал. Он рассуждал так: «Тойота» тратит 350 миллионов долларов в год, а ни один из ее гонщиков ни разу даже не стоял на подиуме – не говоря уж о победах. У BMW с «Хондой» дела шли не лучше. У них не было менеджеров, способных выстроить команду чемпионского уровня. При сплошных неудачах нечего рассчитывать на хорошую прессу, от которой растут продажи. Впрочем, Экклстоуна это не волновало. Если слухи не врут, и «Хонда» последует за «Фордом» и «Ягуаром», то он еще больше разочаруется в заводских командах. Однако в кои-то веки ему вдруг изменило хладнокровие: слишком уж дружно все команды ополчились на него и Мосли. Без помощи президента ФИА такого противника не одолеть.

За двадцать семь лет Экклстоун пережил великое множество битв за власть в «Формуле-1» – и всякий раз его поддерживал Мосли. Берни понял, что зря выступал за уход своего товарища. Весь жизненный путь Экклстоуна строился на верности данному слову. Теперь он поступился принципами, а в ответ команды атаковали единым фронтом. Чтобы укрепить свои позиции, Экклстоун написал президентам всех автоклубов – членов ФИА о поддержке курса Мосли и абсолютной верности «моему другу на протяжении вот уже сорока лет».

Благодаря этому кульбиту отношения с Мосли удалось восстановить, и тот подтвердил подозрения Экклстоуна: «Команды решили уничтожить ФИА и создать свой собственный чемпионат. Нам там не будет места. Этого нельзя допустить».

Экклстоун вдруг понял, что ставки высоки как никогда – причем и в личном, и в коммерческом плане. «Все яйца в одной корзине, – отзывался об этой ситуации Экклстоун, – в том числе и мои. Нужно защищаться».

Когда команды 6 июля 2008 года прибыли в Сильверстоун, всеобщая враждебность в отношении Экклстоуна только возросла. Владелец команды «Ред булл» австриец Дитрих Матешиц отказался от ранее объявленного нейтралитета в политических вопросах и выступил вместе с Хауэттом против новых финансовых правил.

Матешиц пришел в «Формулу-1» в 1994 году, и с тех пор продажи его энергетического напитка взлетели до небес, особенно после выхода на ближневосточный и азиатский рынки, где в 2008 году оборот вырос на 79 %. Гонки стоили недешево. Матешиц тратил на команду примерно 400 миллионов долларов в год, а выплаты «Си-ви-си» покрывали в лучшем случае 15 % инвестиций. «Ред булл» получил неплохую рекламу в прессе и частично компенсировал потери, однако австрийцев совершенно не устраивал план инвестора извлечь за десять лет шестимиллиардную прибыль. Матешиц без лишних слов присоединился к тем, кто рассчитывал забрать у Экклстоуна и Мосли все рычаги власти и управлять «Формулой-1» совместно с «Си-ви-си».

Громче всех протестовал Бриаторе. Мосли окончательно разочаровался в итальянце. Тот воспользовался проблемами Денниса и переманил Алонсо обратно в «Рено», но вместо того, чтобы устранять недостатки своей машины, полез в политику. В борьбе за власть он, как фиговым листком, прикрывался требованием руководства корпорации, что, мол, «Формула-1» должна приносить больше прибыли.

Забеспокоился и Маккензи. Тот хотел ухода Мосли, а от Экклстоуна требовал не допустить нового раскола.

В его моторхоуме на Гран-при Великобритании разгорелась жаркая дискуссия, и Экклстоун предложил командам собраться в Маранелло во вторник, 29 июля, перед отправкой в Будапешт. Он при всех позвонил Монтеземоло и назначил встречу в штаб-квартире «Феррари», рассчитывая при поддержке итальянца призвать команды к порядку и обойтись без «Договора согласия».

Перед вылетом в Италию Экклстоун поговорил с Жаном Тодтом.

– Заранее договорись с Лукой и пообещай ему больше других, – посоветовал француз.

Экклстоун позвонил Монтеземоло.

– Ни слова о деньгах, – сказал тот. – Иначе остальные просто потребуют больше и все.

Напряженные отношения между Монтеземоло и Экклстоуном, а также ссора между Мосли и «Феррари» по поводу расходов привели к тому, что заранее договориться не удалось. Вероятно, без подсказок Мосли Экклстоун утратил свою обычную дальновидность.

Президент ФИА в те дни сражался в суде с «Ньюс интернешнэл» по делу о вмешательстве в личную жизнь. Шаг за шагом он сумел выставить журналистов газеты в крайне неприглядном свете. 24 июля он выиграл дело и получил 60 тысяч фунтов компенсации. Мосли ликовал. Экклстоун был рад за друга и четыре дня спустя отправился в Италию вместе с руководством команд.

Рон Деннис проводил время перед вылетом в напряженных раздумьях. С 1966 года «Формулу-1» покинули сто шесть команд, а в строю остались лишь две: «Макларен» и «Феррари». Он понимал, что битва идет не на жизнь, а на смерть, и отдал бы все ради победы – даже не над Экклстоуном, а над Мосли. Однажды он проснулся с совершенно блестящей идеей: «Нужно помириться с “Феррари”».

Деннис позвонил Монтеземоло.

– Мы должны оставить все разногласия в прошлом, – начал он и объяснил, что итальянцам пришла пора отказаться от своих привилегий. – Лука, ты же помнишь, как все было. Посмотри на суммы. Ты взял у Берни 50 миллионов, даже не понимая, что стоит кону. Ты можешь получать куда больше.

Многое, подчеркивал он, зависит от встречи в Маранелло, на которой «Берни наверняка попытается манипулировать собранием». Деннис убедил итальянца не дать Экклстоуну, как обычно, подчинить команды своей воле.

Экклстоун рассчитывал вести собрание, однако чуть опоздал и обнаружил на председательском месте Монтеземоло. Тот произнес крайне напыщенную речь по поводу денег – точь-в-точь как в каком-нибудь мультфильме. Презрительные ремарки Экклстоуна задели итальянца, и к обеду он нанес ответный удар. Монтеземоло заранее пообещал Бриаторе, Деннису и Хауэтту ни за что не поддаваться на старый трюк Экклстоуна – «разделяй и властвуй». Он объявил о создании ФОТА – «Ассоциации команд “Формулы-1”» и предложил заключить трехстороннее соглашение между командами, ФИА и «Си-ви-си» с Экклстоуном.

Договориться никак не удавалось, а когда объявили перерыв, к Монтеземоло подошел Деннис. Память о шпионском скандале была еще свежа, но доводы Денниса в пользу того, чтобы выступить единым фронтом, звучали разумно. Теперь же он сказал боссу «Феррари»:

– Когда заседание возобновится, потребуй ухода Берни.

Впоследствии Монтеземоло вспоминал, что, услышав от Денниса «нужно избавиться от Берни», был совершенно «ошарашен». Деннис, со своей стороны приписывал фразу «Берни должен уйти» Бриаторе. Словом, никто не хотел брать на себя ответственность за отстранение Экклстоуна. Монтеземоло потом рассказывал: «Берни – милый, но всегда говорит разным людям разные вещи. Мы дали ему слишком много свободы. Баста».


Распечатать

 (голосов: 6)
 
 
Обсудить новость на форуме.


Нравится


Другие новости по теме:

 



Гран При Абу-Даби

Общий зачет
1. Л. Хэмилтон - 381
2. Н. Росберг - 322
3. С. Феттель - 278
4. К. Райкконен - 150
5. В. Боттас - 136

Кубок Конструкторов
1. Mercedes - 703
2. Ferrari - 428
3. Williams - 257
4. Red Bull Racing - 187
5. Force India - 136

Новости почтой
Ежедневная рассылка
новостей Формулы 1





Содержание сайта охраняется в соответствии с законодательством Российской Федерации об авторском праве и смежных правах.
При цитировании материалов сайта обязательно упоминание F1Top.ru, для интернет-изданий обязательно наличие активной гиперссылки.
© 2007-2016 F1Top.ru - Первый автоспортивный
Rambler's Top100