Renault F1 Team - Информация о команде, история, статистика » Формула 1 на F1Top.ru - Первый автоспортивный
Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  |  RSS
О проекте  |  Контакты
Поиск по сайту:
Разделы сайта

Наш опрос
Кто станет чемпионом мира 2016 года?

Льюис Хэмилтон
Нико Росберг
Себастьян Феттель
Кими Райкконен
Кто-то другой


Ежедневник
«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 



» Renault F1 Team - Информация о команде, история, статистика
Renault
  • Пилоты Ник Хайдфельд, Виталий Петров
  • Двигатель Renault
  • Гран При 282
  • Победы 35
  • Кубок конструкторов 2

В начале 1970-х в не очень обширной спортивной программе Renault наибольшее внимание уделялось гонкам спортпрототипов. В 1972 году Франсуа Кастанж разработал двухлитровый двигатель, основой которого стал серийный блок компоновки V6. Мотор этот, развивавший вначале около 270 л. с., установили на созданное конструктором Андре де Кортанзом шасси A440, а на следующий год, после некоторой доводки, на трассы европейского чемпионата спортпрототипов вышли 285-сильные Renault-Alpine-A441, тут же начавшие побеждать. Но европейская серия по своей известности, престижности и значимости не шла ни в какое сравнение с мировым чемпионатом. В умах боссов Renault зародилась идея попробовать себя и в "высшей лиге", заодно постаравшись осуществить на международной арене идею национальной французской команды: автомобили должны были использовать топливо Elf, шины Michelin, а за рулем их должны были сидеть французские гонщики. К сезону-75 моторы были оснащены системами турбонаддува Garrett, что сразу же повысило их мощность чуть ли не вдвое, установлены на новые шасси, и в первой же своей гонке в Мюджелло Renault-Alpine-A442 под управлением Жана-Пьера Жабуя и Жерара Лярусса пришел к финишу первым. И тогда окрыленное успехом руководство в лице исполнительного директора Бернара Анона приказало Кастанжу и Бернару Дюдо начать работу также над мотором и шасси для Формулы 1.

Партнерами должны были оставаться Elf и Michelin, выводить на старт гоночные Renault предстояло также французам. Таким образом, новая команда продолжала оставаться «национальной французской». Однако к тому времени в чемпионатах мира уже попробовали свои силы Talbot, Gordini и Matra Sport - без особых успехов, - и поэтому стремление Renault продолжить начатое этими командами дело было воспринято англичанами и итальянцами весьма скептически. Но скептицизм этот усилился во много раз, когда французы объявили, что свой мотор Формулы 1, так же, как и двигатель для гонок спортпрототипов, они оснастят турбонаддувом. Действительно, введенный в 1966 году регламент предусматривал такую возможность, но ограничивал рабочий объем турбодвигателей 1500 см3 против 3000 у атмосферных. Теоретически моторы с турбонаддувом могли развивать большую мощность, чем безнаддувные, даже при вдвое меньшем объеме, но реализация такого проекта была сопряжена с заметными техническими трудностями.

Впрочем, Renaul t - одна из крупнейших автомобильных фирм мира - могла себе позволить сделать ставку даже на казавшуюся тогда заведомо проигрышной идею, и в начале 1976 года де Кортанз и Марсель Юбер принялись за работу над шасси Формулы 1, а Жан-Пьер Буди - над двигателем EF1, базой для которого стала все та же V-образная «шестерка». Весной первый опытный образец автомобиля Формулы 1, получивший индекс A500 Laboratoire, выехал на первые тестовые круги. Что из этого получилось, нетрудно представить: даже когда прошел год с лишним интенсивной доводки, поломки все продолжались и продолжались, и конца им видно не было. К тому же в чемпионате спортпрототипов дела шли далеко не так блестяще, как казалось после успешного дебюта, - в 1976 году лучшими результатами A442 остались три вторых места. Очевидно, работа на два фронта оказалась не по силам Renault Sport. Руководство концерна уже успело потерять последнее терпение, и команде пришлось готовиться к дебюту в чемпионате мира на Гран При Франции. С трудом руководившему проектом Дюдо удалось уговорить боссов перенести дебют на следующий этап в Великобритании: трасса Дижон-Пренуа, где должен был состояться французский этап, имела всего одну длинную прямую и множество поворотов, и в таких условиях мотор, отличавшийся замедленными темпами набора оборотов, просто не успевал бы выйти на максимальную мощность. В английском же Сильверстоуне прямых было побольше и шансов достойно себя проявить, соответственно, тоже.

Но проявить себя, как и следовало ожидать, не получилось: 16 июля в Сильверстоуне Жабуй на Renault-RS01 стартовал двадцать первым и сошел уже на семнадцатом круге из-за лопнувшего впускного трубопровода. Еще четыре раза в том году желтый автомобиль под номером 15 появлялся на этапах чемпионата мира, и все четыре Гран-При окончились для Renault неудачно. В Зандвоорте Жабуй стартовал десятым, но сошел из-за поломки подвески, в Монце отказал двигатель, в Уоткинс Глен - распределитель зажигания, а в Монреале Жабуй вообще не смог пробиться на старт. «Что и требовалось доказать», - сказали англичане и итальянцы и спокойно вернулись к привычной работе. Но они и представить себе не могли, что желтые франзузские машины, с французами за рулем, «обутые» во французские шины Michelin, заправленные французским топливом Elf, и, в довершение ко всему, с теми самыми моторами, вызывавшими столько насмешек, начнут выигрывать Гран При. Ибо в Renault вовсе не собирались сдаваться. Программу в чемпионате спортпрототипов сократили, оставив единственной целью победу в «24 часах Ле-Мана», и это принесло долгожданный успех: в июне 1978 года Дидье Пирони и Жан-Пьер Жоссо на A442 стали победителями этой гонки. После этого на первый план окончательно вышла Формула 1. Комплекс усовершенствований, внесенных в двигатель, позволил Жабую показать на скоростных автодромах в Австрии и Италии третье время в квалификации! И хотя добраться до финиша за весь сезон удалось только четыре раза, одним из этих результатов стало четвертое место в Монреале - первые очки, полученные на автомобиле с турбодвигателем. Чемпионат Жабуй закончил семнадцатым, а команда - двенадцатой. До первой победы оставалось меньше года...

«Первой ласточкой» стала поул-позиция Жабуя в Кьялами - турбодвигатель не терял в мощности в условиях разреженного воздуха, в отличие от атмосферных моторов соперников. И Жабуй, и присоединившийся к нему Рене Арну выступали тогда еще на модернизированных RS01. А тем временем уже заканчивалась доводка новой модели RS10 работы Мишеля Тетю, использовавшей граунд-эффект. Мотористы также проделали большую работу. Впрочем, в первых трех этапах, в которых стартовала модель RS10, поломки двигателей все равно продолжались, а вдобавок к этому - стартовые места во второй десятке. Но Гран При Франции с лихвой компенсировал всю горечь предыдущих поражений. На том самом дижонском кольце, куда два года назад команда решила не ехать, опасаясь позора, Жабуй выиграл и квалификацию, и гонку, а Арну, стартовав вторым, пришел к финишу третьим в великолепной битве с Жилем Вильневом и проехал вдобавок еще и лучший круг! В книге истории Формулы 1 с грохотом перевернулась и открылась новая страница - страница, которая вскоре заполнится записями о победах турбодвигателей. Первые отголоски этого грохота послышались еще в конце 1978 года, а теперь, после первой победы, Renault уже было не удержать. Четыре раза подряд - в Германии, Австрии, Нидерландах, Италии - Жабуй и Арну завоевывали поул-позиции. Надежность, правда, еще хромала - после триумфальной гонки во Франции Renault добирались до финиша лишь четырежды, взяв еще 13 очков. Но соперники уже поняли, какую угрозу представляет французская команда, и лихорадочно принялись за дело. Впрочем, в чемпионате 1980 года турбодвигатель удалось опробовать лишь Ferrari, и то однажды - в тренировках Гран При Италии, - так что Жабуй и Арну вполне могли рассчитывать завоевать оба титула Формулы 1 уже на четвертый год участия Renault в гонках.

К началу чемпионата-80 конструкторский штаб команды попытался решить очередной комплекс проблем, связанных на этот раз с излишним весом. Дело в том, что турбодвигатели имели гораздо больший расход топлива, чем атмосферные аналоги, - 65-70 л/100 км против 50-56, - к тому же и сами они весили ощутимо больше. Все это выливалось примерно в лишние 40 кг на старте. Уменьшить расход топлива было очень трудно - мотористы постоянно наращивали мощность, достигнув уже 510 л. с. против 490 у For", так что «аппетиты» моторов в лучшем случае удавалось сохранять на одном уровне, - и поэтому приходилось, насколько возможно, облегчать шасси, что и реализовал Тетю в новой модели RE20. После этапов в Бразилии и ЮАР, где Жабую достались обе поул-позиции, а Арну оба раза выигрывал и показывал лучший круг, вполне могло показаться, что новые Renault уже никто не сможет догнать. Но мечты Дюдо и компании продолжить победную серию так и остались не более чем мечтами: лишь еще один раз Renault выиграла гонку - в Австрии (победу на этот раз праздновал Жабуй). На остальные этапы чемпионата-80 турбодвигатели удалось вроде бы приручить (за весь сезон они отказывали только четыре раза), но зато на свет вылезли прискорбные последствия облегчения шасси. Ломалось все - коробка передач, сцепление, рулевое управление, подвеска, тормоза.

Жабуй, например, кроме победы в Австрии больше не финишировал ни разу и в итоге разместился на восьмом месте в чемпионате мира. Арну заканчивал гонки девять раз, но после двух побед в начале сезона набрал лишь еще 11 очков - четвертый в Бельгии, пятый во Франции, второй в Нидерландах - и занял пятое место в общем зачете. В Кубке Конструкторов команда стала четвертой. И это при том, что восемь раз в четырнадцати Гран При хотя бы один автомобиль Renault начинал гонку из первого ряда. Французские инженеры прилагали все усилия, чтобы преодолеть полосу невезения. Но сделать это все никак не удавалось.

Сезон 1981 года начался для команды еще менее удачно, чем закончился предыдущий. Модернизированные Renault-RE20B оказались уже не способными показывать хорошие результаты не только в гонках, но даже и в квалификациях. Немалую роль в неудачах начала сезона сыграл новый технический регламент, предусматривавший шестисантиметровый минимальный дорожный просвет: RE20B вполне соответствовали этому правилу. Казалось бы, что тут плохого? Выяснилось, однако, что автомобили команды Brabham оснащены гидропневматической подвеской, которая при движении опускала шасси, из-за чего резко возрастала прижимающая сила. Пример оказался заразительным, и скоро такие же системы стали появляться и в других командах. Renault не стала исключением - на трассы вышла новая модель RE30. Но было уже слишком поздно: шесть поул-позиций подряд и три победы во второй половине сезона не смогли компенсировать провал начала чемпионата, когда за первые семь этапов на счету команды оказалось всего шесть очков.

Арну, выигравший квалификации во Франции, Великобритании, Австрии и Италии, набрал за весь сезон только одиннадцать очков. Гораздо лучше шли дела у новичка команды - Алена Проста, сменившего Жабуя, который попал в тяжелую аварию в Канаде-80. Три победы сезона стали целиком его заслугой - Прост финишировал первым во Франции, Нидерландах и Италии, а в Австрии ему помешала выиграть сломавшаяся подвеска. В конце сезона Прост только на семь очков отстал от чемпиона - Нельсона Пике, - но побороться за титул ему все же не удалось: только пятое место в чемпионате пилотов.

Тем не менее, успехи Проста, особенно заметные на фоне неудач Арну, создали ему славу будущего чемпиона. Что до Арну, то в сезоне-82 он фактически стал вторым номером команды. Но считать себя таковым Рене, естественно, не захотел и провел весь сезон наравне с Простом, зачастую игнорируя приказы команды пропустить Алена вперед и проиграв ему в конце концов только шесть очков. Но - увы! - опять не в борьбе за титул чемпиона: у Проста - четвертое место, у Арну - шестое. RE30B были самыми быстрыми машинами чемпионата - в этом с ними могли поспорить только Ferrari, - и десять раз они начинали гонки с поул-позиции. Зато заканчивали их в большинстве случаев досрочно: вновь начались поломки двигателей, самым же слабым местом стала система впрыска.

Очередной попыткой покорить упрямую вершину Формулы 1 стал сезон 1983 года. И, надо сказать, на этот раз дела пошли гораздо более успешно: автомобили обрели наконец надежность, может быть, и не такую, какая ожидалась, но, по крайней мере, достаточную, чтобы бороться за победы почти в каждой гонке. Результаты не замедлили сказаться - Прост большую часть сезона провел в качестве лидера чемпионата мира, одержав победы во Франции, Бельгии, Великобритании и Австрии, а команда вполне могла претендовать на Кубок конструкторов, успешно выдерживая конкуренцию со стороны Ferrari. Просту здесь помогал Эдди Чивер, сменивший уволенного Арну.

Безоговорочного преимущества, несмотря на все старания, добиться не удалось - два схода Проста в Зандвоорте и Монце дали шанс таким серьезным соперникам, как Пике на Brabham и... Арну на Ferrari! Последний, конечно, был не прочь отплатить обидчикам из Renault, да и Пике энергично рвался к званию двукратного чемпиона мира. Перед последним этапом в ЮАР Прост имел 57 очков, Пике - 55, Арну - 49. Было ясно, что в Кьялами предстояло решающее сражение. Боссам из Renault, однако, казалось, что дело уже сделано. Команда, впервые применившая турбонаддув в Формуле 1, и становится первой, выигравшей с такими двигателями чемпионат мира. Поэтому в Кьялами отправили группу французских журналистов, чтобы те во всех подробностях описали гонку, которая должна была стать для Renault эпохальной.

Дюдо и компания настроены были более осторожно, готовясь к Гран При ЮАР со всей тщательностью: в Кьялами они привезли четыре автомобиля и двенадцать (!) двигателей. В квалификации Прост был лишь пятым, но в гонке сумел выйти на третье место; Пике же шел вторым, будучи явно не в состоянии догнать лидировавшего Ники Лауду. Такой расклад вполне устраивал французов: если бы Прост и Пике заняли те же места и на финише, они бы располагали равным количеством очков, но Прост заведомо имел бы на одну победу больше. Журналисты уже придумывали фразы попышнее, чтобы возвестить всему миру о первом чемпионском титуле Renault, как вдруг на тридцать шестом круге автомобиль Проста остановился на обочине - отказал турбокомпрессор. После этого Просту и всей команде оставалось только надеяться, что Пике также сойдет. Но его Brabham-BMW оказался более надежным, чем Renault, - Пике доехал третьим и выиграл чемпионат с преимуществом в два очка. В Кубке конструкторов же победа досталась Ferrari.

Причины поражения Renault были достаточно ясны. Одним из необходимых условий успеха уже в то время являлись немедленная реакция на изменяющиеся обстоятельства, оперативное принятие решений и готовность работать ради победы столько, сколько потребуется, как практиковалось в британских командах и Ferrari. Equipe Renault же являлась одним из отделений гигантского автомобильного концерна, и любое решение, чтобы быть принятым, должно было пройти через всю его бюрократическую систему, что, конечно же, занимало немалое время. Вдобавок законопослушные французы сразу же после окончания рабочего дня бросали все дела, запирали двери, садились в машины и разъезжались по домам вне зависимости от того, была ли оставленная работа срочной или нет, а про период отпусков и говорить нечего. Отсюда и большие сроки доводки новинок, и постоянные отказы техники, и неумение приспосабливаться к обстоятельствам. Сказывалось и отсутствие опыта постройки автомобилей и двигателей Формулы 1 - учиться приходилось на собственных ошибках.

Прост, конечно, не вдавался в такие подробности. Для него было ясно одно: он, Ален Мари Паскаль Прост, сделал все, от него зависящее, чтобы стать чемпионом мира, а его собственная команда помешала ему! В результате в блокнотах прилетевших в Кьялами журналистов вместо подробных отчетов о победе Renault появилось интервью, данное Простом вскоре после проигранной им схватки за титул чемпиона. Содержание этого интервью, как легко можно догадаться, очень не понравилось руководству концерна, и очень скоро новый контракт Проста на 1984 год, заключенный в Монце, был разорван. Пути французского гонщика и французской команды разошлись. Но если Ален только начинал свой путь к славе четырехкратного чемпиона мира, то Renault после его ухода больше не смогла даже ни разу победить в гонке.

Впрочем, об ожидающей команду Renault печальной участи тогда, в конце 1983 года, никто, конечно же, не подозревал. Тетю создал новую модель RE50; мотористы, модернизировав EF1, получили EF4. Проста и Чивера сменили два других не менее многообещающих пилота - Патрик Тамбе, за неполные два года выступлений за Ferrari показавший себя вполне способным стать чемпионом мира, и Дерек Уорвик, с которым тогда Великобритания тогда связывала свои главные надежды в Формуле 1. И, надо сказать, начало сезона оказалось для Renault весьма и весьма удачным. В Бразилии Уорвик сражался за лидерство с Лаудой и вполне мог выиграть, но в пылу борьбы столкнулся с австрийцем и закончил гонку в боксах со сломанной подвеской; в ЮАР отличную гонку проводил Тамбе, показав лучший круг, однако затем вынужден был сойти из-за нехватки топлива (обуздать "аппетиты" двигателей по-прежнему оставалось трудной задачей, а ведь с 1984 года объем топливного бака был ограничен 220 л, а дозаправка в ходе гонки тогда была запрещена). В Бельгии Уорвик стал вторым, а Гран При Франции чуть было не оказался победным для Тамбе, который, выиграв квалификацию, долго лидировал и в итоге финишировал вторым - позади Лауды. В общем, за первые пять этапов счет Renault составлял 21 очко - в прошлом сезоне после тех же пяти гонок команда взяла всего на два очка больше, - и поэтому поводов для опасений еще вроде бы не возникало. Но тут начались неприятности: в Монте-Карло, Монреале, Детройте и Далласе ни один автомобиль Renault не пересек линию финиша! Команда резко сдала свои позиции, и даже второе место в Великобритании и третье и пятое - в Германии не смогли ей помочь. Затем опять начались сходы - трансмиссия, топливная система, утечка масла. За последние пять Гран При Renault досталось одно-единственное очко - Тамбе смог стать шестым в Зандвоорте.

Итоги сезона были неутешительны и сами по себе - седьмое и одиннадцатое места в личном зачете, пятое - в командном, - но еще более неприятными для французов стали успехи команды Lotus. Соглашение о поставке двигателей Lotus и Renault заключили в августе 1982 года, и в сезоне-83 Найджел Мэнселл и Элио де Анжелис порой показывали отличные результаты. Все же сравниться с Простом они не могли, и это льстило руководству Renault и убеждало его в правильности выбранной ими дороги к вершине Формулы 1. Но в 1984 году Lotus достались третьи места как в личном (де Анжелис), так и в командном зачете - и это при том, что на их автомобилях стояли двигатели прошлогодней модификации. Также в том сезоне двигателями Renault оснащались и Ligier. Андреа де Чезарис на JS23 взял всего лишь три очка, но в конце года к Ги Лижье перешли Тетю и директор Equipe Renault Лярусс, и в чемпионате 1985 года Ligier-Renault-JS25 порой оказывали конкуренцию лидерам сезона. Что уж говорить про Lotus, чьи пилоты - де Анжелис и Сенна - уже вполне могли бороться за титул чемпиона мира и за Кубок конструкторов! Сама же команда Renault застряла среди середняков, находясь даже ближе к аутсайдерам. За первые четыре этапа Тамбе и Уорвик взяли двенадцать очков, но за остальные двенадцать Гран При прибавили к ним еще только четыре. И дело было даже не в постоянных сходах из-за неполадок в трансмиссии, из-за которых Уорвик и Тамбе присвоили RE60 очень сомнительный титул «Прицеп года», - настигали поломки гонщиков, когда они боролись в лучшем случае за место в шестерке, так что, даже если бы они и добирались до финиша, то набрали бы еще очков десять-пятнадцать, не больше. Просто в сезоне-85 отчетливо проявилась неспособность команды, являвшейся частью большой фирмы, двигаться в ногу со временем. И даже французские двигатели, еще года два-три назад являвшиеся чуть ли не эталоном, уже начали ощутимо проигрывать Porsche, Honda, Ferrari и BMW.

Закончилось все это так, как и следовало ожидать: в августе 1985 года было принято решение о прекращении участия Renault в чемпионате мира собственной командой. На закрывавшем сезон Гран При Австралии Тамбе и Уорвик, стартовав с восьмого и двенадцатого мест, оба сошли из-за поломок трансмиссий, находясь на границе первой шестерки. Бесславное начало восемь лет назад и бесславный конец.

В 1986 году, впрочем, марка Renault еще продолжала появляться на трассах чемпионата мира вместе с Lotus, Ligier и Tyrrell. Двигатели модели EF15", оснащенные так называемой пневматический десмодромной системой газораспределения, в которой привод клапанов осуществлялся при помощи сжатого воздуха, благодаря ей могли теперь развивать 12500-13000 об/мин, что давало мощность около 850 л. с. в гонках и до 1000 - в квалификации. В модификации EF15C была применена новая головка блока цилиндров, уменьшившая расход топлива. Сенна на Lotus-Renault вполне мог стать чемпионом мира, но все же проиграл Просту, Мэнселлу и Пике. А причины - все те же: ненадежность, большой расход топлива и недостаточная мощность, - и после заключения в конце лета контракта Lotus с Honda руководство Renault решило временно прекратить участие в Формуле 1.

Временно - потому что с 1989 года вводился в действие новый технический регламент, запрещавший использование наддува и повышавший рабочий объем двигателей до 3500 см3. Двухгодичный «отпуск» французы целиком потратили на создание принципиально нового мотора, имевшего непривычную тогда компоновку V10. Уже в первом сезоне Williams-Renault Тьерри Бутсена выиграл Гран При Канады и Австрии, затем, в 1990 году, пришли еще две победы - в Имоле и на Хунгароринге, а еще через год Мэнселл вполне мог стать чемпионом мира, а Williams - выиграть Кубок конструкторов. Помешали разве что многочисленные неудачи англичанина и мастерство его соперника - Сенны.

Ну, а со следующего сезона для Renault начался тот самый победный период, который уже был упомянут выше. 1992 год - Мэнселл первый, Патрезе второй, Williams выигрывает Кубок конструкторов. 1993 - Прост первый, Хилл третий, у "Williams" снова Кубок конструкторов. 1994 - Хилл второй, Williams в третий раз подряд побеждает в командном зачете. 1995 год становится вообще триумфальным - четыре гонщика, выступающие за Benetton-Renault и Williams-Renault, занимают первые четыре места в чемпионате мира, а их команды - первые два в Кубке конструкторов. Следующий сезон проходит почти так же успешно, как вдруг в конце июня глава Renault Sport Патрик Фор объявляет, что в конце 1997 года фирма покидает Формулу 1.

Это было почти как разорвавшаяся бомба. В 1985 году Renault ушла потому, что явно не могла прогрессировать в том же темпе, что и соперники. Но сейчас-то французам уже не приходилось заниматься проблемами, связанными с содержанием собственной гоночной команды, они сосредоточились исключительно на двигателях, вложив в них весь свой опыт, и это принесло им небывалый успех, конца которому вроде бы не предвиделось. Так почему же все-таки было принято решение об уходе? Как ни парадоксально это звучит - именно из-за успехов! Первые победы Renault в 1989 и 1990 получили широкую огласку, потому что достигнуты были в борьбе с Honda, уже три года считавшимися практически непобедимыми, и Ferrari с их сорокалетним опытом и репутацией. Но скоро Ferrari попала в затяжной кризис, Honda, начав проигрывать французским моторам, прекратила свою программу в Формуле 1, и наступила эра господства Renault. За то время, что она длилась, к победам марки настолько привыкли, что воспринимали их как нечто само собой разумеющееся, и они перестали давать тот рекламный эффект, на который были рассчитаны. Выпуск автомобилей Renault не только не возрастал, но даже начал снижаться. И дальше тратить огромные деньги на Формулу 1 французы не захотели.

Правда, ушли они, честно сражаясь до последнего. 1996 год закончился триумфом Williams-Renault. К следующему сезону был подготовлен новый замечательный мотор RS9, который привез Вильнева к титулу чемпиона мира, а Williams - к очередному Кубку конструкторов. Кроме того, с 1998 года лицензия на производство и усовершенствование моторов Renault переходила к фирме Mecachrome (позже - Supertec). Продолжить победную серию Williams-Mecachrome, конечно же, не удалось, но продержаться два года на приемлемом уровне до начала сотрудничества с BMW эти двигатели команде помогли. Также клиентами Supertec были BAR в 1999 году и Arrows в 2000-ом.

С Benetton - особый случай. В 1998 и 1999 команда так же, как и Williams, ездила на Mecachrome/Supertec (в рекламных целях их переименовали в Playlife). Но, как уже было сказано, для Williams такой вариант был только временным - начиналось партнерство с BMW; то же можно было сказать и о BAR - там ждали моторы Honda; Arrows же и вовсе не стоило принимать в расчет. Так что довольно скоро основные силы и средства, выделяемые Renault для Supertec, пошли в основном на работу с Benetton. Это дало возможность предположить, что французская фирма вновь собирается вернуться в гонки. И действительно, слухи такого рода были подтверждены вскоре после начала чемпионата-2000: за 120 млн. долларов команда Benetton была куплена Renault, чтобы в 2002 году автомобили Renault вновь вышли на старт Гран При.

В 2001 году на Benetton стояли двигатели нетрадиционной схемы с углом развала цилиндров 111 - первая «проба пера» в третьем пришествии в Формулу 1. В ходе сезона они доставили массу хлопот; впрочем, вспомним, какие усилия приходилось прикладывать в 1977-1979 французским мотористам, чтобы сделать надежными и мощными свои турбодвигатели. Главный вопрос в другом: не наступают ли в Renault на те же грабли, что и двадцать пять лет назад? На первый взгляд - нет: идея «национальной французской команды», уже основательно дискредитированная Аленом Простом в последнее время, хоть и будет реализована в возрожденной команде Renault (партнерство с Elf и Michelin возобновляется), вовсе не является главной. К тому же создана команда не как отделение фирмы, а на основе другой команды, за плечами которой шестнадцать лет в Формуле 1 как Benetton и еще пять - как Toleman.

В 2002 году команда регулярно набирала очки, заслуженно завоевав четвертое место в Кубке конструкторов. Дальше – больше. В 2003 к Renault пришла первая победа: Фернадо Алонсо был лучшим в Венгрии. В итоге закономерное третье место в Кубке конструкторов.

Команда продолжила прогрессировать в 2004-ом году. Ярно Трулли и Фернандо Алонсо регулярно набирали очки и боролись с командой BAR за второе место в Кубке конструкторов. Единственную для команды победу в том году принес Ярно Трулли. Итальянец первым финишировал на Гран При Монако. Алонсо в Монте-Карло мог финишировать на втором месте, принеся дубль команде, но из-за своей ошибки разбил болид при выезде из туннеля. Эта победа Трулли сыграла с ним злую шутку. Руководитель Renault Флавио Бриаторе, недовольный тем, что больше очков зарабатывает Ярно, нежели раскрученный Алонсо, постепенно стал выдавливать итальянца из команды. После Гран При Италии Трулли указали на дверь, а на его место пригласили проведшего год вне гонок Жака Вильнева. В команде надеялись, что опыт канадца поможет побороться с BAR за второе место в Кубке конструкторов. По иронии судьбы именно приглашение Вильнева и не позволило Renault опередить BAR. В трех гонках канадец не смог набрать ни одного очка.

В 2005-ом году Renault, наконец, добилась своей цели - французская команда выиграла чемпионский титул среди пилотов и Кубок конструкторов. Фернандо Алонсо стал чемпионом мира в Бразилии, за два этапа до конца сезона. На финальной гонке в Китае Алонсо и Физикелла смогли заработать больше очков, нежели гонщики McLaren Райкконен и Монтоя, таким образом, одержав победу в Кубке конструкторов. Чемпионский задел был продолжен и в 2006-ом году. На этот раз Алонсо боролся за звание лучшего с Михаэлем Шумахером из Ferrari. В начале года все складывалось в пользу испанца, но на Гран при США в итальянской команде смогли склонить чашу весов в свою сторону. На Гран При Китая Шумахер вышел в лидеры чемпионата, имея столько же очков на своем счету, сколько и Алонсо. На следующем Гран При в Японии немец уверенно лидировал в гонке, но не смог доехать до финиша из-за отказа двигателя. Такой сценарий устроил испанца и Renault, ведь сход Шумахера практически гарантирован второй подряд чемпионский титул Алонсо.

По окончании чемпионата-2006 Алонсо перешел из Renault в McLaren. Отстаивать честь лучше команды чемпионата пришлось Физикелле и дебютанту Ковалайнену. Ни тот, ни другой со своей задачей не справились. Новая машина проигрывала на трассе не только соперникам из Ferrari и McLaren, но и набирающей силу BMW Sauber. Впервые за 4 года Renault не одержала ни одной победы. Лучшим результатом стало второе место Хейкки Ковалайнена на непредсказуемом Гран При Японии. Если бы не дисквалификация McLaren, Renault закончила бы чемпионат на четвертом месте. Фернандо Алонсо вернулся в команду перед началом чемпионата-2008, на место второго гонщика французы пригласили Нельсона Пике-младшего. В 2008-ом году этим двум пилотам придется восстанавливать былую силу Renault.

Результаты выступлений в Кубке конструкторов

Год Позиция Очки
1977 20 0
1978 12 3
1979 6 26
1980 4 38
1981 3 54
1982 3 62
1983 2 79
1984 5 34
1985 7 16
2002 4 23
2003 4 88
2004 3 105
2005 1 191
2006 1 206
2007 3 51
2008 4 80
2009 8 26
2010 5 163


 




Гран При Абу-Даби

Общий зачет
1. Л. Хэмилтон - 381
2. Н. Росберг - 322
3. С. Феттель - 278
4. К. Райкконен - 150
5. В. Боттас - 136

Кубок Конструкторов
1. Mercedes - 703
2. Ferrari - 428
3. Williams - 257
4. Red Bull Racing - 187
5. Force India - 136

Новости почтой
Ежедневная рассылка
новостей Формулы 1





Содержание сайта охраняется в соответствии с законодательством Российской Федерации об авторском праве и смежных правах.
При цитировании материалов сайта обязательно упоминание F1Top.ru, для интернет-изданий обязательно наличие активной гиперссылки.
© 2007-2016 F1Top.ru - Первый автоспортивный
Rambler's Top100